Перейти до основного вмісту

Известный российский актер Алексей Серебряков перевез свою семью в Канаду



В интервью газете «Аргументы и факты» он заявил, что устал от происходящего в России и боится того, что может случиться 5 марта.

«АиФ»:- Когда мы договаривались с вами об интервью, вы обмолвились, что уже полгода проживаете за рубежом. Я не понял — вы подались в эмиграцию?

А.С.:- Можно сказать и так… Я перевёз свою семью в Канаду. Хочу, чтобы мои дети росли и воспитывались в принципиально другой хотя бы бытовой идеологии. Хочу, чтобы они понимали, что могут цениться знания, трудолюбие, что необязательно толкаться локтями, хамить, быть агрессивными и бояться людей. Уличная идеология цивилизованной страны — это доброжелательность и терпимость, то, чего так недостаёт в России. К сожалению, здесь, как бы я их ни охранял и ни изолировал, от хамства и агрессии не защитишь. Это в воздухе. Хам победил.

«АиФ»:- Решение переехать далось сложно?

А.С.:- Я давно об этом думал, но последней каплей стали летние пожары 2010-го, когда Центральную Россию окутал чудовищный смог. И дело даже не в смоге, а в том, что власти не объявили о необходимости эвакуировать хотя бы детей, поскольку взвеси, наполняющие смог, необратимо откладываются в лёгких. Вот это абсолютно наплевательское отношение власть имущих переполнило мою чашу терпения.

И вообще, я подустал от происходящего в России. Можно сказать, сбежал, не выдержал. Жизнь коротка, и я не могу и не хочу больше ждать, когда народ поумнеет. Я не знаю, сколько мне осталось, но хочу, чтобы мои дети усвоили: мир большой, и жить можно по-другому. Все говорят про деланность западных улыбок, но по мне уж лучше искусственные улыбки, чем искренняя злоба.

Коментарі

Популярні дописи з цього блогу

Несколько слов о волонтерах

Его зовут Александр. Но в сети его знают как Serg Marco. Он и волонтер, и популярный блогер. Когда мы с ним знакомились, он представился как Александр. Но уже через несколько минут, я назвал его Serg. Меня вежливо поправили, - Он Александр, но я, улыбнувшись, продолжил - Serg. Возможно, потому, что сам когда то был Toni...

Так вот, в ONLINE.ua опубликовано интервью с этим замечательным человеком, в котором он просто и доходчиво рассказывает о сложных процессах. Затронуты вопросы и волонтерского движения, и современной украинской армии, и много еще чего.

Вот ссылки:
Часть 1. Порошенко достались очень дырявые сапоги, я ему не завидую - волонтер
Часть 2. Шансы победить Россию высокие, а Захарченко и Плотницкий вряд ли долго проживут - волонтер

Мы только выполняли свой долг...

Я часто возвращаюсь к этой фотографии. Смотрю и пытаюсь понять - почему мы в 80-х годах готовы были убивать друг друга? Что толкало нас на это безумие?

Ведь тогда у каждого из нас было свое оправдание - мы оказывали "интернациональную помощь братскому народу Анголы", они защищали интересы своей страны...

Мы не знали друг друга. Но инстинкт войны диктовал - Убей врага! Иначе он убъет тебя...
И кто из нас был прав - трудно судить. Наверное потому, что каждый из нас был солдатом. И, как того требует присяга - выполнял приказы...

Мне кажется, что эти вопросы задаю себе не только я...

Спасибо James Starkey за фото, которое заставляет о многом задуматься...

История одной гравюры

Эту историю рассказал в facebook мой друг Максим Теодорович Гладков.

Казалось бы - небольшой эпизод, каких в нашей жизни множество. А еще в книге Виктора Суворова "Святое дело" я прочел вот это: "Главная задача кремлевских Геростратов – превратить народ в дебилов. Такими легко управлять. Ради этого они сжигают историю своей армии, своего народа, своей страны. Но народ, который не знает собственной истории, обречен на умственное и физическое вырождение, на гибель. Потому уничтожение исторических документов – измена Родине. Кремлевские предатели, которые убивают историю собственного народа, вместо уничтоженных документов заполняют зияющие пустоты фальшивками типа «воспоминаний и размышлений» Жукова и «записок Берии». Хранение исторических документов в недоступных архивах – тоже предательство. Велика ли разница: документ сожжен или находится там, где его никто никогда не прочтет? Где в любой момент его можно уничтожить за ненадобностью, ни перед кем не отчитываясь".